Академгородки позволяли экономить на ученых не в ущерб науке

На прошлой неделе из Москвы в Киев на денек заглянул Виктор Вексельберг. Кто он такой, в Украине хорошо знают. Не каждый мальчишка из Дрогобыча становится хозяином «ТНК-ВР», «Русского алюминия»,...

На прошлой неделе из Москвы в Киев на денек заглянул Виктор Вексельберг. Кто он такой, в Украине хорошо знают. Не каждый мальчишка из Дрогобыча становится хозяином «ТНК-ВР», «Русского алюминия», Уральского турбинного завода, «Саянскхимпласта», «Золота Камчатки» и многого-многого другого в России, Швейцарии, ЮАР, Киргизии, Намибии, Монголии

Ничего странного в визите Вексельберга в Украину нет, на исторической родине у него тоже немало чего имеется, в том числе пять облгазов, Запорожский алюминиевый комбинат, оптовая торговля нефтепродуктами, интересы на Лисичанском НПЗ и т.д.

Странным был лишь статус, в котором он прибыл в Киев: председатель фонда «Сколково». Еще более странными были его слова, что ради этой должности он уходит с поста исполнительного директора «ТНК-ВР»

Если кто еще не знает, то город для ученых Сколково на месте одноименной деревни под Москвой призван к 2015 году затмить американскую Силиконовую (Кремниевую) долину как по райским условиям жизни и работы для ученых, так и по результатам их труда.
Силиконовые мечты

На сегодня «Сколково» — самый важный в России государственный проект. На строительство научного центра выделено $3,6 млрд. А строят его ударными темпами на землях подмосковных имений Романа Абрамовича и супруги первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова Ольги (то есть на землю из бюджета тратиться, похоже, не придется — не станут же в самом деле Абрамович и Шувалов скандалить с Медведевым и Путиным из-за компенсации).

В пяти километрах от московской окружной дороги на 370 га сооружаются научные лаборатории, жилье для ученых и инфраструктура для их «неформального общения», как выразился Вексельберг, вплоть до собственного сколковского театра.

«Главное — мозги — в Украине есть. Пусть едут! Россия — лучше, чем Запад!» — завершил свою миссию в Украине прораб российской Кремниевой долины Вексельберг.
Кроме российских в Сколкове разместятся лаборатории финской Nokia, немецкой Siemens, американских Microsoft и Google, французской Bouygues, индийской Tata Sons, остальные пока стоят в очереди. Попечительский совет фонда «Сколково» возглавляет Дмитрий Медведев, а помогать ему опекать 40 тысяч ученых, включая десяток-другой нобелевских лауреатов, которых соберут в Сколкове со всего мира, будут Вагит Алекперов из «Лукойла» и вездесущий Чубайс.

Выгодный формат

Как и многое другое, «Сколково» — не что-то новое, а забытое старое. Академгородки были главным и наиболее эффективным форматом советской и американской наук. Разница между ними лишь в том, что в США они называются университетскими кампусами (наука в США исторически сконцентрирована в университетах) и благополучно существуют поныне. А советские города науки деградировали после развала СССР.

Как ни парадоксально, и там и там заповедники для ученых возникли по одной и той же причине — ради экономии денег. Правда, мотивы экономии на ученых были разные. В Америке привыкли считать деньги, а в Советском Союзе денег было мало.

Оплачивать жизнь каждому высококвалифицированному специалисту поодиночке в большом городе дорого. Экономически выгоднее собрать их в одном месте и обеспечить всем необходимым для работы и отдыха. Причем собрать желательно подальше от соблазнов цивилизации — на природе и чистом воздухе, чтобы меньше болели.

Так возникли академгородки в Дубне, Обнинске, Противно, Пущине, на берегу Амурского залива в Приморье и, конечно же, самый знаменитый Новосибирский академгородок. Многие первые его поселенцы переехали в Сибирь из Украины по личному приглашению основателя, академика Лаврентьева, бывшего с 1957 по 1975 год вице-президентом АН СССР.

НИИЧАВО себе наука!

Расцвет академгородков пришелся на 60-е и 70-е годы прошлого века. Там собрались в основном молодые ученые, которые понимали, что в больших городах ходу им не дадут престарелые академики, занимавшие все командные посты в науке и не собиравшиеся их освобождать.

Работала молодежь увлеченно, благо житейские проблемы, свойственные городам, им тут не мешали. Квартиры давали сразу, колбаса в магазинах была всегда, а на революционные праздники выдавали еще и праздничные продуктовые наборы с баночкой икры. Если кто желал обзавестись собственным авто, то «Запорожец» или «Жигули» покупал без очереди, которая в городах порой растягивалась на десятилетия.

Натяжка насчет волшебства была у Стругацких не такая уж большая. Для молодых ученых не существовало авторитетов, поэтому работали они с высоким КПД. Практически все серьезные научные открытия того времени были сделаны этой молодежью, которая со временем «остепенилась», заматерела и, вернувшись в большие города, превратилась в таких же ретроградов-академиков, от которых в свое время сбежала в академгородки. Но на их место ехали новые молодые специалисты. Система работала очень эффективно.
В академгородках большой популярностью пользовалась авторская песня, которая и вышла оттуда. Здесь возникла своя субкультура, блестяще описанная в повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Там действие происходит в одном из таких академгородков, в НИИ чародейства и волшебства (НИИЧАВО), где уже создан неразменный пятак, время идет сразу в двух противоположных направлениях и много других чудес. Телефильм «Чародеи» с Александром Абдуловым и Валентином Гафтом, снятый по мотивам этой повести, много лет был хитом. Жив он и поныне, его часто показывают на Новый год.

Пинок и рывок

На первый взгляд в Сколкове предпринята попытка возродить это, только в новых реалиях и на новом уровне. Но проблема в том, что на земле стоимостью от $40 тыс. за сотку НИИЧАВО не получится. Не получится и Кремниевая долина, где годовой бюджет около $5 млрд., то есть больше, чем Россия планирует потратить на строительство «Сколково». Получится еще один элитный московский микрорайон и, как уже говорят злые языки в Москве, запасной аэродром для Дмитрия Медведева, который в 2012 году должен освободить свое место для Владимира Путина.

Ученые стали что-то бормотать о маленьких зарплатах, нехватке социального жилья…. «Еще в апреле Кабмин снял сетку тарификаций для зарплат в Академии наук. Но ни один институт не стал дифференцировать зарплату сотрудников в зависимости от уровня работы!» — оборвал их премьер.
Тем не менее рекрутерский визит Вексельберга в Киев так напугал правительство, что Николай Азаров собрал в Большом зале Кабмина ученых и сообщил им: «Виктор Янукович поставил перед нами серьезную задачу — развивать научно-инновационную политику. Мы должны сделать рывок в этом направлении».

Ученые замолчали. Продолжать разговор с людьми, которые понукают их рваться вперед в пределах тарифной вилки от 1200 до 2500 грн. в месяц, смысла не было. А жаль, что разговора не получилось. Может, кто-нибудь из ученых вспомнил бы об академгородках, и в правительстве узнали бы, что кроме помпезных проектов существует экономный и эффективный способ реально сдвинуть науку с мертвой точки.

КОММЕНТАРИЙ 

Анатолий Кинах

президент Украинского союза промышленников и предпринимателей

Украине крайне необходимы такие проекты, как «Сколково». Несмотря на ряд потерь, наша страна еще обладает научно-техническим кадровым потенциалом, и его нужно реализовывать, нам необходимо интегрироваться в европейское и мировое пространство как государство, которое производит интеллектуальный продукт. В России проводится очень правильная политика — приняты соответствующие поправки к Налоговому и Таможенному кодексам. У нас же в новом Налоговом кодексе тема инвестиций и инноваций мотивирована плохо, ее надо усилить. Нужно возвращать доверие инвесторов, которое упало, когда в 2005 году в одностороннем порядке разрывались договоры по работе в свободных экономических зонах, менялись условия. Конечно, мы не можем состязаться в финансовых возможностях с Россией, но альтернативы созданию проектов по типу Силиконовой долины у нас нет.

Категории
Наука и техника
Нет комментариев

Оставить комментарий

*

*

RELATED BY

https://weekly.com.ua/wp-content/uploads/2015/04