ГИПОТЕЗА БОГАТСТВА — Ученые не сумели доказать, что, занимаясь наукой, можно стать миллионером

Этим летом в научном мире произошли два события, на первый взгляд абсолютно не связанные между собой. В Санкт-Петербурге 44-летний математик Гриша Перельман отказался от $1 млн., присужденного ему массачусетским...

Этим летом в научном мире произошли два события, на первый взгляд абсолютно не связанные между собой. В Санкт-Петербурге 44-летний математик Гриша Перельман отказался от $1 млн., присужденного ему массачусетским Математическим институтом им. Клэя. А в Украине на специальность «прикладная математика» поступили 1800 семнадцатилетних украинцев. Предложит ли им через 27 лет кто-нибудь миллион? Гипотезу проверял Weekly.ua

Диоген из Питера

Почти четыре месяца ученые на просторах бывшего СССР с замиранием сердца следили, возьмет ли Гриша миллион. Гриша не взял.

Кстати, называя его Гришей, а не Григорием, мы не амикошонствуем. Доказав так называемую «гипотезу Пуанкаре», он вывесил ее решение на сайте препринтов Лос-Аламосской лаборатории (той самой, где была создана первая в мире атомная бомба), так и подписавшись: Гриша (Grisha) Перельман.

За это 18 марта Гришу наградили так называемой Премией тысячелетия (Millenium Prize Problems) размером $1 млн. Но Гриша на письма и звонки международной научной общественности не отвечал. К нему пришли и позвонили в дверь. Гриша дверь не открыл. Ему крикнули с лестничной клетки, возьмет ли он миллион? Гриша крикнул в ответ: «Нет! У меня есть все, чего я хочу». Обычному человеку в это трудно поверить, но дверь он так и не открыл.

Если помните, к Диогену, который загорал возле своей бочки, подошел повелитель половины мира Александр Македонский и сказал: «Проси у меня чего хочешь». «Отойди, пожалуйста, ты заслоняешь мне солнце», — попросил его философ.

Грише даже не пришлось просить благодетелей отойти от его двери. За него это сделали соседи.

 
Дядюшка Скрудж из Кембриджа

Ровно на три недели раньше, чем Грише, миллион евро дали Александру Марковичу Эткинду. Такого размера грант в Кембридже, где сейчас работает бывший советский ученый, раньше никому никогда не давали.

За этот миллион Эткинд взялся в течение трех лет выяснить «как повлияло советское прошлое на культурное развитие Украины, Польши и России». Он сразу предупредил, что «часть гранта будет направлена на распространение знаний» и организацию «большого количества общественных мероприятий, связанных с исследованием».

Что тут началось! Даже новички, не говоря уже о матерых «грантоедах», застонали при словах «распространение знаний» и «общественные мероприятия». Но профессор пресек их надежды в зародыше, предупредив, что никто из украинских ученых ему не нужен, потому что всеми навыками, необходимыми для исследователя тяжелого советского наследия, обладают его ученики из Кембриджа и университетов Гронингена (Нидерланды), Бергена (Норвегия), Хельсинки (Финляндия) и Тарту (Эстония).

Хоть и повел себя Эткинд в отношении бывших соотечественников как классический диккенсовский скряга дядюшка Скрудж, поступил он, как настоящий ученый. Кто бы изучал на его миллион советское прошлое в Украине? Правильно! Жертвы этого самого прошлого. Объективности, необходимой для настоящей науки, от них ждать нельзя. А иностранцы, ни разу не бывавшие в Украине, хладнокровно отпрепарировав украинскую историю, произведут — Александр Маркович в этом абсолютно уверен — «массу новых знаний и окажут воздействие на понимание общественностью событий в Восточной Европе».
Леди Макбет из Алабамы

А ровно на две недели раньше, чем профессор Эткинд получил миллион евро, профессор Эмми Бишоп из университета Алабамы застрелила троих своих коллег прямо на собрании факультета. Убила она их за отказ перевести ее с должности «временного профессора» (assistant professor) на постоянную профессорскую должность (associate professor).

Для ученого в США такой отказ означает полный крах — и в науке, и в жизни. От 12 до 20 лет требуется американскому ученому, чтобы получить постоянную ставку associate professor (доцента, по-нашему). Но зато когда ее получаешь, жизнь, как говорится, удалась. Деньги не такие уж большие, но и не маленькие (в среднем около $10 тыс. в год, или $1 млн. за десять лет). Читай, не особо надрываясь, какой-нибудь курс лекций и делай до конца жизни что хочешь. Уволить невозможно.

Но если совет университета отвергает соискателя постоянной профессорской ставки — тот должен уйти из университета с клеймом неудачника и рассчитывать больше чем на лаборантскую должность в дальнейшем не может. Эмми Бишоп отвергли.

Наука о миллионе

Итак, что мы имеем. Точнее, что имеют ученые?

Сразу миллион им дают редко. Каждый такой случай потом долго обсуждается во всем мире. Вспомните хотя бы вручение Нобелевских премий. Такое впечатление, что люди втайне стыдятся этой подачки самым выдающимся умам человечества и нарочитой помпезностью церемонии вручения миллионных чеков ученым стараются обмануть свою совесть. Ученые от этого словно с неба свалившегося счастья, как правило, не отказываются. На памяти человечества так поступили только двое: Диоген и Гриша Перельман.

Ученый может за десять лет заработать миллион самостоятельно. Но какой ценой это порой дается, иллюстрирует бойня в алабамском университете. Впрочем, переносить этот пример на наших ученых с научной точки зрения некорректно. Средняя зарплата профессора в Украине — $300, то есть убивать научных оппонентов экономически нецелесообразно.

Конечно, неплохо живут в Украине, например, ученые-археологи, подписывающие разрешения на строительство. Или ученые-медики, подписывающие разрешения на продажу очередной биологически активной добавки. Но поскольку ученых намного больше, чем стройплощадок и БАДов, миллионами в твердой валюте тут не пахнет — так, детишкам на молочишко.

Значит, для того, чтобы разбогатеть, украинскому ученому остается только один вариант: миллион сразу.

Наука требует жертв

Вот мы и вернулись к вопросу, заданному в начале: могут ли твердо рассчитывать на этот миллион те почти две тысячи первокурсников, которые избрали делом жизни математическую науку?

Несомненно, могут. Мы специально поинтересовались и убедились, что у многих из них в сертификатах тестирования сумма баллов 200 или близкая к этому. Значит, неглупые, про теорию вероятностей знают и должны понимать, что миллион реально получить только одному, максимум двоим из них.

Очень хотелось предостеречь их от роковой ошибки на всю жизнь, раз уж этого не смогли сделать их родители. Ведь существует столько профессий, гарантирующих если не миллион, то вполне обеспеченную жизнь. Например, милиционер, налоговый инспектор, народный депутат… Зубной врач, наконец, если так уж хочется приобщиться к науке (стоматология — тоже наука).

Но юные таланты на такую судьбу были категорически не согласны. Молодые и неопытные, скажете вы. Пусть так. Но на доказательство гипотезы богатства ученого это никак не влияет. Она пока остается не доказанной и не опровергнутой.

КОММЕНТАРИЙ

Ярослав Яцкив

директор Главной обсерватории НАН Украины, лауреат премии Рене Декарта (1 млн. евро)

Богатых ученых не бывает. В Украине ученый не в состоянии даже прокормить семью. И в мировой практике я тоже не назову миллионера, который непосредственно занимается наукой. Есть примеры тех, кто ушел в коммерцию с какой-то научной идеей. Это тоже нужно, потому что одно дело что-то изобрести и совсем другое — применить это на практике. Но в любом случае для науки эти люди утрачены, и пользы ей они больше не принесут. К сожалению, Украина не растит сегодня даже тех, кто мог бы переносить научные идеи в бизнес. Мы целенаправленно движемся к экономической деградации.

Категории
Наука и техника
Нет комментариев

Оставить комментарий

*

*

RELATED BY

https://weekly.com.ua/wp-content/uploads/2015/04